Ксения Суркова

О путешествиях и карьерном росте

vsye_o_zhizni_zvezdy_rossiyskogo_kinematografa_

Ксения Суркова — российская актриса театра и кино


AR: Как Вы вживаетесь в роль? Может быть, стараетесь больше узнать о персонаже у режиссёра или предпочитаете смотреть игру других актёров?

Ксения Суркова: Актерская профессия — это не про просто выучить слова и органично сказать в кадре. Это погружение. Проникновение. Есть много разных техник и уже потом лично выработанных приемов, которые помогают понять, с чего начинать. Кроме разбора материала, понимания причинно-следственных связей, выстраиваний арок героя, мне помогает одежда. Порой именно правильно подобранный образ может подсказать то самое зерно персонажа. Так я нашла когда-то Аньку. Конечно, всегда важна связка актёр-режиссер, ведь со стороны порой видней и у режиссёра уже в голове выстраивается история в целом, поэтомв важно в этот момент слышать режиссёрскую задумку и куда он ведёт весь наш корабль. А вообще, лучше наблюдения за жизнью и людьми нет ничего. Ведь вся профессия актера про жизнь вокруг. 


AR: Заложник одного образа — страшный сон артиста. Бывали ли случаи, когда приходилось доказывать своё мастерство?

Ксения Суркова: Убеждена, что актёр должен всегда совершенствоваться, находить новые способы проникновения в роль, выходить из привычного амплуа, да и в целом находить и идти в точки дискомфорта. Каждые семь лет я иду учиться, чтобы перезапустить систему, снять с себя все ненужное и очистить поле для нового. Видя своих коллег и в какой-то момент жизни себя, наверное, могу сказать, что стать заложником образа — страшный сон артиста. Из этого потом мучительно выбираться, болезненно. Но это надо делать, потому что за этим кризисом стоишь новый ты. 


AR: Недавно стартовали съёмки нового проекта «Земля виноделов». Расскажите подробнее, какую роль Вы там играете?

Ксения Суркова: «Земля виноделов» — это моё детище, в котором я позже появилась и в качестве актрисы (что, конечно, изначально не входило в мои планы). Мне пришла идея, я пришла к своей подруге Елене Леви, и мы за сутки придумали и расписали концепцию проекта. Я очень горю им, и, видимо, моя любовь к нему и желание всем про это рассказать дала свои плоды. Мы собрали крутую команду, чему безмерно рада. Мы находимся в совместном творчестве, в потоке. Пару раз было, конечно, что придумывала какие-то идеи, а потом только понимала, что играть-то это мне! Документальное кино требует от тебя полного погружения, рождение жизни здесь и сейчас, и тут не прикроешься ролью. Мне это очень откликается. Ты оголяешься. Вообще считаю, что документальное кино – честнее игрового и за ним будущее.



AR: Съёмки пилотной серии «Земли виноделов» проходили в виноградниках Анапы. Какие впечатления вызывала локация? Получилось ли попробовать местное вино?

Ксения Суркова: Суть «Земли виноделов» — это погрузиться в жизнь винодела, в землю. Всё началось год назад, когда я наткнулась на русское вино в баре в Нижнем Новгороде и удивилась, что это было неожиданно вкусно. Начала изучать. Была дико удивлена, что, оказывается, в России более 160 виноделен и из них есть очень достойные винодельни с качественным вином. И, конечно, первый вопрос: «Почему я, мои друзья об этом не знают? » — это было моим первым вопросом. В общем все началось с моего открытия. И потом я поняла, что про это нужно рассказать через призму кинематографа. Первый пилот мы снимали в Анапе. Анапу рассмотреть получилось, но с точки зрения поиска локаций для съёмок, и честно мы нашли очень красивые места, даже некоторые киношники расспрашивали нас о паре мест. Одно из них — Долина лотосов — невероятно красивое место, которое повергло всех в дикий восторг. Мы знали, что с технической частью будут сложности, ведь там нет суши, снимать приходилось с катеров, а я была на плоту из винных бочек, но мы справились, и это получилось очень сказочно. 


AR: Это Ваша первая работа с режиссёром Иваном Вдовином. Расскажите, как прошла Ваша первая встреча с ним и другими коллегами?

Ксения Суркова: Да, это моя первая работа с Иваном Вдовином. Мы даже вместе учились во ВГИКе, но не были знакомы. Мы с Еленой Леви искали режиссёра, нам его посоветовала наша знакомая - оператор. Нам хватило буквально пяти минут, чтобы понять, что это тот человек, который нам нужен. Мы говорим на одном языке в понимании профессии, качества и смысла, а для меня это очень важно.


AR: Вы лично знакомы с Иваной Чаббак, американским тренером по актёрском мастерству. Расскажите о Вашем опыте обучения.

Ксения Суркова: Да, в 20013 году я поехала к ней учиться. На тот момент времени случился кризис, мне нужно было снова поверить в себя и прокачать свои актерские навыки. Это был первый мой небольшой внутренний кризис, и я рада, что оказалась в школе у Иваны. Безусловно, нового я ничего не узнала по технике актёрского мастерства, но получила новые инструменты, а самое главное вернула веру в себя и в свой талант. На последнем уроке, помню, даже рыдала. Сейчас вспоминаю это время с большой любовью. Это был прекрасный опыт. 


AR: Путешествия занимают особое место в Вашей жизни. Есть ли список городов и стран, в которых хотели бы побывать?

Ксения Суркова: Путешествия — это столкновение с неизведанным, расширение эмоционального, языкового и ментального кругозора. Если говорить о местах, в которых хочу побывать, то на ум приходят Бали, где было бы здорово встретить Новый год, окружив себя вулканами, джунглями и буддийской культурой, а потом и в Марокко, где я смогу прогуляться по садам Yves Saint Laurent и колоритным базарам и понять, что это за страна, где соединяется арабская культура и африканская. 



AR: Ваше самое любимое место?

Ксения Суркова: Всю жизнь особое место в сердце занимал Нью-Йорк. Сейчас пришло время открывать новые горизонты, посещать другие страны, неизведанные места. Из последних путешествий отмечу Дубай. Сам по себе он менч не очень вдохновил, я все-таки люблю природу и зелень, но пустыня — ни с чем не сравнимое наслаждение и энергия. Этим летом была много на красной поляне. Горы — это моя любовь. Там как будто открывается портал в другое измерение с невообразимо вкусным и ароматным воздухом. А мои ноги все несутся вверх и вверх, на покорение новых вершин. Соединение с природой — это то, в чем я сейчас больше всего нуждаюсь. 


AR: Вы упомянули, что не так давно столкнулись с выгоранием и хотели даже прервать карьеру актрисы. Расскажите, как Вам удалось выбраться из этого состояния и найти силы двигаться дальше?

Ксения Суркова: По приезде в Россию после Америки я столкнулась с ощущением апатии, была без энергии и совсем не знала, чем хочу заниматься дальше и куда ведёт меня мой путь. Актёрская профессия меня совершенно не радовала. Постепенно разматывала клубок запутанных ниток, работала со специалистами, которые помогали мне выбраться из этого состояния. Конечно, колоссальную поддержку в это время я получала от своих друзей и семьи. Это, конечно, большая сила и тыл. Несмотря на это не простое время, я благодарна этому периоду и приобретённому опыту. Я наконец-то вернулась к себе, чувствую свои силы и желания. И уже точно уверенно стою на своих ногах, чувствую опору и силы воплощать новое. 


AR: Ваше жизненное кредо?

Ксения Суркова: В детстве я любила читать все, что задавали по школьной программе на лето. Одной из таких книг была «Как закалялась сталь», и там была фраза, которая в детстве мне запомнилась и , кажется, осталась со мной по жизни: «Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». На самом деле фраза звучит по-другому, но тогда я запомнила именно этот посыл, и так я с ним и иду по жизни.